Главная / Новости / Михаил Угрюмов: «ТО, ЧТО ИЛЬЯ ЗАХАРОВ ПРОПУСТИЛ ЧМ, НЕ НЕУДАЧА, А БЛАГО»

Михаил Угрюмов: «ТО, ЧТО ИЛЬЯ ЗАХАРОВ ПРОПУСТИЛ ЧМ, НЕ НЕУДАЧА, А БЛАГО»

Один из самых известных в мире прыжковых специалистов, заслуженный тренер СССР Михаил Угрюмов объясняет, почему при не столь высоких результатах победителей российским прыгунам пока не удается пробиться в призеры олимпийских дисциплин, делает ставку на то, что китайские спортсмены не сумеют собрать в Кванджу все золото мира и настаивает на том, что заниматься физподготовкой прыгунов в воду должен гимнаст, а не спецназовец.

- Знаю, что вы предельно внимательно следите за тем, что происходит в прыжках в воду. Какие впечатления оставили первые дни чемпионата мира?

- Удивлен. Чемпионат вроде бы предолимпийский, а результаты заметно ниже тех, что были два года назад в Будапеште. Еще разочарован судейством. В очередной раз прихожу к заключению, что у нас в прыжках в воду судят не так, как в спортивной гимнастике, где каждая ошибка в том или ином элементе наказывается совершенно конкретными сбавками, а оценивают общее впечатление. Даже в правилах судейства, если их почитать, существуют градации: хороший прыжок, удовлетворительный, плохой, очень плохой, отличный. Так вот даже при отличном прыжке, согласно правилам, оценка может составлять от восьми с половиной до десяти баллов. Полтора балла – это неимоверно много. То есть сама система позволяет руководить всем, что происходит в соревнованиях, что называется, в ручном режиме.

- Незадолго до беседы с вами я разговаривала с главным тренером сборной Великобритании Алексеем Евангуловым, и он тоже жаловался на судейство. На то, что сложившаяся система чрезмерно лояльна по отношению к китайским прыгунам и сильно упрощает им задачу побеждать.

- Давайте вспомним более ранние времена: как только в прыжках в воду появились и начали доминировать китайцы, в судействе стали происходить изменения. Например, для китайских прыгунов очень характерна ошибка: в винтовых прыжках они часто разводят ноги, «стригут» ими. Если раньше подобная ошибка была железобетонным основанием поставить человеку 4,5 балла, как бы точно он не поставил вход в воду, то сейчас китайцы при своих разведенных ногах получают «девятки» и «десятки». Если спортсмен исполнял прыжок в положении согнувшись с согнутыми коленями, судьи снимали с оценки минимум два балла. Сейчас на это тоже не обращают внимания.
У китайцев изумительные входы в воду. Но давайте снова обратимся к правилам: вход в воду – это всего лишь пятая часть от десятибалльной оценки. Почему же тогда значение перестает иметь все остальное? Высота отталкивания, скорость вращения, чистота линий. Ну, представьте себе классический балет, где у солиста согнутые коленки, косолапая походка или недотянутые руки? Кто-нибудь станет на это смотреть? А мы удивляемся, почему в прыжках в воду появилось столько технической грязи. Да потому, что это поощряется правилами.

- Тем более что из прыжков в воду практически ушла «школа».

- Зря, кстати. Как показывает мой личный опыт, да и опросов проводили на этот счет немало, людям нравится смотреть на простые обязательные фигуры. Это завораживающе красиво.

- Вы посетовали на невысокие результаты, но, может быть, все дело в том, что в борьбу еще не вступали основные звезды?

- Возможно. Но синхронные прыжки, в которых уже разыграно три комплекта наград, очень слабенькие, сильных дуэтов, с которыми было бы сложно бороться, за исключением китайских, нет в принципе.

- Как, кстати, вы относитесь к неолимпийскому синхронному миксту?

- Стесняюсь сказать, как, да и говорить что-то здесь бесполезно. Это всего лишь следствие нынешних тенденций в русле равных прав мужчин и женщин. Никакой спортивной ценности синхронный микст не представляет. С таким же успехом можно было бы ввести в программу соревнований состязания четверок – чтобы с вышки одновременно прыгали не два, а четыре человека. Уверяю вас, на это будут смотреть с удовольствием.

- После того, как российский синхронный дуэт в составе Евгения Кузнецова и Никиты Шлейхера не сумел завоевать олимпийскую лицензию на трехметровом трамплине, все стали вспоминать Илью Захарова, пропускающего чемпионат мира по состоянию здоровья. Как считаете, его отсутствие в Кванджу - это большой минус команде и самому спортсмену?

- Наоборот хорошо. Для Ильи – так точно.

- Поясните.

- В спорте есть множество примеров, когда известные спортсмены возвращались после длительных перерывов связанных с травмами, или с рождением ребенка – у женщин. Паузы только добавляют мотивации и нервной свежести, так что никаких негативных моментов я в ситуации Захарова вообще не нахожу. Его, полагаю, давили ожиданиями, подгоняли, заставляя форсировать подготовку к чемпионату мира, и на мой взгляд делали это зря, потому что в такой обстановке спортсмен непроизвольно начинает воспринимать пропуск важного старта как собственную неудачу. Задача-то понятно какая была, на него рассчитывали, а он не успел. На самом деле нужно было с самого начала ставить перед Захаровым задачу готовиться к следующему сезону. Дать ему возможность не просто восстановить способность ходить, не щадя оперированную ногу, но восстановить все нервные связи, вернуть кондиции. Так что сейчас Илье нужно просто изменить установку в собственных мозгах. Вынуть один чип и вставить вместо него другой. На то, чтобы подготовиться к Олимпийским играм, время у него есть. Тем более что нынешний сезон чемпионатом мира не заканчивается, многие поедут еще и на европейское первенство.

- Но потом ведь все равно Захарову придется форсировать подготовку, добывая олимпийскую лицензию на весеннем Кубке мира?

- Так ведь сделать это там будет гораздо проще, чем в Кванджу. Если сейчас прыгунам-синхронистам нужно попадать в призовую тройку, то на Кубке мира – в семерку, не считая тех трех, кто уже отобрался. На мой взгляд здесь вообще нет никакой проблемы.

- Наблюдая за синхронным финалом мужчин на трехметровом трамплине, у вас не сложилось впечатления, что российские прыгуны немножко промахнулись с пиком формы?

- Считаю, что это вообще беда всей российской команды – неспособность выйти на пик к главным соревнованиям сезона. И не только нынешний чемпионат я имею в виду, когда говорю об этом. Беда эта берет начало еще в Советском союзе: единицы тренеров умели подводить учеников к старту. Тогда это во многом объяснялось нем, что нужно было быть в форме к февралю, когда проводился турнир на призы «Комсомольской правды», а он был отборочным для участия в целом ряде международных соревнований. Под этот турнир все много работали в зале, много прыгали, а потом кондиции шли на убыль. Такая тенденция в определенной степени осталась и сейчас. Подводка к старту – это не шаманство и не какой-то тайный секрет. На эту тему очень много всего написано тем же американцем Роном О’Брайаном, по книжкам которого активно учатся сейчас американские тренеры, мексиканские, многие другие. Хотя те же американцы – это откровенно слабые в техническом отношении спортсмены. Взять такой момент: прыгуны достаточно активно практикуют ежедневную подкачку в зале. Но когда приезжают на длительные соревнования, а чемпионат мира это длинный турнир, кондиции без ежедневных тренировок начинают уходить. Приехал спортсмен в одном состоянии, а через три дня смотришь, он уже совсем другой. В целом все подобные проблемы идут только от недостатка знаний.

- В сборной Великобритании за физподготовку прыгунов сборной отвечает бывший морской пехотинец – выиграл конкурс на эту должность.

- В плане общей предсезонной подготовки это может быть и хорошо, но что касается более специальной работы, прыжки в воду – не спецназ. У нас совсем другой характер движений. Если перегнуть в этом отношении палку, это может сделать человека вообще непригодным для прыжков. Поэтому я всегда был сторонником того, чтобы приглашать тренеров из координационно близких видов спорта. Прежде всего из спортивной гимнастики.

- То есть, англичан остается только пожалеть?

- Я не говорю, что морской пехотинец не в состоянии освоить новую для себя область деятельности. Это вопрос личности. Сумел же стать выдающимся гимнастическим тренером Бела Кароли, а ведь он – гандболист, и в гимнастике начинал с того, что помогал своей жене Марте страховать девочек в зале, чтобы она не таскала их сама.

- Сумеет ли какая-то страна отобрать в Кванджу у Китая хотя бы одну медаль?

- По-моему, Китай еще никогда не забирал все восемь золотых медалей – я, разумеется, считаю только олимпийские виды. Могу заключить пари, что и сейчас хотя бы одну победу они отдадут. Давайте с вами поспорим на хороший коньяк?

- Согласна. Но скажите хотя бы, в каком виде это произойдет.

- Возможно – на мужской вышке – там очень плотная конкуренция, достаточно промазать один прыжок – и все. Или на мужском трехметровом трамплине – там вполне может выиграть Джек Ло. У него есть для этого и качество прыжков, и харизма, и имя. А может быть, на трехметровом трамплине победит канадка Дженнифер Абель. Чем черт не шутит, пока бог спит? Вот на женской вышке без вариантов – там Китай вне конкуренции.
А по поводу судейства, возвращаясь к началу нашего разговора, могу сказать, что китайцы действительно имеют большое влияние на международную федерацию. Их первая олимпийская чемпионка Чжу Жихон входит в высшее руководство FINA, к ней очень прислушивается исполнительный директор Корнель Маркулеску. Кроме этого китайцы приносят очень много спонсорских денег. А это, как понимаете, мощнейший рычаг. Точно так же китайцы заведомо заручаются поддержкой рефери, всегда приглашают на свои чемпионаты членов техкома, возят их по стране, всячески ублажают. Это не секрет.

- Давайте вернемся к соревнованиях. Вы сказали, что у Джека Ло есть абсолютно все для того, чтобы бороться с китайцами. А у Евгения Кузнецова?

- Скажу откровенно: я страшно расстроен тем, что столь талантливого и координированного парня до сих пор не могут научить винтовым прыжкам. Научить, давайте уж говорить начистоту, можно не всех и не всему. Но Женя – невероятный талант, каких не бывает. Но винты его слабое место. Дело даже не в том, что Кузнецов получает за винтовые прыжки недостаточно высокие оценки. Когда у спортсмена есть какой либо уязвимый пунктик, это рождает большую внутреннюю неуверенность, гложет психологически.
Большой талант очень обязывает всех, кто с ним работает, тем, что требует иного «обеспечения». Тренерского, методологического, медицинского, психологического. Такой спортсмен должен постоянно чувствовать, что мир вращается вокруг него. Кстати, насколько могу судить со стороны, все это прекрасно умеет организовывать тот же Евангулов, работая в Великобритании. У него есть два лидера, и вокруг них в команде выстроено все.
Взять ту же Джейн Фигуэйредо, которая сейчас работает с Томасом Дейли: она ведь по своей сути не технарь, а аниматор. Прыжки в воду – эмоционально сложный спорт, от него психологически сильно устаешь, замыкаешься. Постоянное истязание себя нагрузками, режимом, способно довести спортсмена до нервного срыва. И как раз Джейн дает спортсмену огромный заряд любви и позитива. Нейтрализует все негативные моменты, внушает веру в себя. В этом она непревзойденный мастер.

- В какую сторону, на ваш взгляд, двинется прогресс прыжков в воду в ближайшем будущем?

- Как всегда, в сторону сложности. Вы обратили внимание, как много девочек исполняли на однометровом трамплине 2,5 оборота назад с разбега? А это значит, что 3,5 оборота в массовом женском исполнении не за горами – пока этот прыжок делает только одна спортсменка. Точно так же девочки созрели, чтобы делать на трамплине 3,5 оборота вперед из задней стойки – раз мальчики уже исполняют эту комбинацию в положении согнувшись. На подходе и 4,5 оборота вперед, я в этом уверен.

- Откуда такая уверенность?

- Считаю просто: девочки уже выполняют 2,5 оборота вперед с двумя винтами. По совокупности вращений это как раз 4,5 оборота. На вышке я удивлен тем, что лишь единицы спортсменок берутся за 3,5 оборота третьего класса. Раньше этот прыжок я видел в соревнованиях чаще.

- В Кванджу, кстати, ходят активные слухи, что пару месяцев назад при попытке исполнить с вышки прыжок третьего класса разбился корейский прыгун. Но это якобы хранится в строжайшем секрете, чтобы не омрачать чемпионат мира.

- Если такое действительно произошло, через какое-то время все тренеры будут знать об этом – мир-то узкий. Но я реально удивлен прогрессом корейских спортсменов. Они как-то очень внезапно прогрессировали. Внезапно и быстро.

- Все, что мне известно, что в этой стране работали и продолжают работать китайские тренеры.

- Нагрузки, которые у себя в стране практикуют китайцы, мало кто выдерживает. Знаю, что методику пробовали перенять немцы, но очень быстро у спортсменов полетели локти и колени. С китайскими синхронистками сейчас работает Ана Таррес, которая много лет возглавляла сборную Испании по синхронному плаванию и у которой, пока она тренировала испанок, было прозвище «Гитлер». Ее девочки по девять часов не вылезали из воды, что для испанского менталитета невозможно в принципе, и Ана даже одно время старалась набирать в команду одних каталанок, с детства привыкших к тяжелому труду – в плане работы для нее не существовало никаких лимитов. Так вот она сказала одному из наших тренеров, что в сравнении с китайцами она просто бездельница.

автор: Елена Вайцеховская
источник: http://www.velena.ru/swimming/UGR_2019.html