Главная / Новости / «Набираю форму, поигрываю в футбол, сбрасываю вес»: Захаров о возобновлении карьеры, Играх в Токио и поддержке семьи.

«Набираю форму, поигрываю в футбол, сбрасываю вес»: Захаров о возобновлении карьеры, Играх в Токио и поддержке семьи.

Главной задачей после возвращения в спорт будет победа на чемпионате России. Об этом в интервью RT заявил российский прыгун в воду Илья Захаров. По его словам, возобновить карьеру ему помогла пандемия, и если это удастся, то он будет стараться завоевать медаль любого достоинства на Олимпиаде в Токио. Чемпион Игр в Лондоне признался, что уже приступил к тренировкам, поделился мнением о том, какие прыжки хочет включить в новую программу, и рассказал об открытии своей частной школы прыжков в воду в Саратове.

«Набираю форму, поигрываю в футбол, сбрасываю вес»: Захаров о возобновлении карьеры, Играх в Токио и поддержке семьи.. Фото 1

Звёздный час Ильи Захарова пришёлся на Игры в Лондоне, где он сенсационно выиграл золото на трёхметровом трамплине и стал вторым в синхронных прыжках. Спустя четыре года в Рио-де-Жанейро, имея в послужном списке пять серебряных медалей трёх последних чемпионатов мира, по нелепому стечению обстоятельств не сумел квалифицироваться в олимпийский финал, однако уже в следующем сезоне реабилитировался, блеснув на мировом первенстве в Будапеште. В 2019-м Захаров получил дисквалификацию на 1,5 года за пропуск допинг-тестов, которую не стал оспаривать, так как решил завершить карьеру из-за многочисленных травм. Однако несколько дней назад он ошарашил спортивный мир намерением вернуться в спорт и выступить на Играх в Токио.

— Мы с вами разговаривали по телефону в начале лета, и, наверное, было бы логичнее услышать от вас о намерении вернуться в спорт ещё тогда, а не в ноябре. Не боитесь, что оставшегося до главных стартов времени вам может просто не хватить?

— Решение вернуться я принял не сейчас, а раньше. Стал задумываться об этом ещё в апреле, когда стало известно, что токийскую Олимпиаду переносят на год из-за пандемии. Просто тогда было рано о чём-то говорить. Никто не знал, как поведут себя при нагрузках травмы, да и со своим тренером Татьяной Коробко я ничего на тот момент не обсуждал, поскольку она находилась на сборах.

— Когда 11 месяцев назад вы официально объявили о завершении карьеры, тренеру вы сообщили об этом столь же категорично или всё же не исключали, что передумаете и снова начнёте тренироваться?

— Для меня то решение было однозначным, без вариантов. Я не видел никакого смысла продолжать. Ради чего? Ради ещё одной Олимпиады, на которую я, возможно, мог бы попасть через четыре года после того, как пропущу Игры в Токио? Не думаю, что ставить перед собой такую задачу было реально. Поэтому Татьяна Валериевна даже не пыталась меня уговаривать остаться. Кто же мог предположить, что случившаяся в этом году пандемия до такой степени нарушит все планы?

— А кому-то даст шанс...

— А кому-то даст шанс. Как мне, например.

— Коробко удивилась, что вы хотите снова попробовать войти в ту же воду, как принято говорить?

— Мне показалось, что она была рада моему решению. Хотя внешне никак этого не показала. Она вообще достаточно сдержанный человек в плане эмоций. Объяснила, что нам нужно встретиться и всё обсудить.

— Что именно вы обсуждали?

— Чисто рабочие вопросы: как выстроить подготовку, с чего начинать работу.

— Не боялись, что за время вашего отсутствия в бассейне у Коробко могут появиться другие ученики и на работу с вами у неё просто не будет хватать времени?

— Вообще не думал об этом. Я для себя с самого начала решил, что если идти дальше, то только с Татьяной Валериевной. Если бы оказалось, что она занята и не может в полном объёме со мной работать, я, наверное, просто не стал бы продолжать всю эту историю. Но как минимум знал бы, что попробовал вернуться и сделал для этого всё возможное.

— В вашей карьере уже был период, когда на протяжении четырёх лет вся жизнь без остатка была подчинена единственной цели — выиграть Олимпиаду в Лондоне. После того как вы стали олимпийским чемпионом, отношение к Играм поменялось? Или вы по-прежнему хотите во что бы то ни стало добраться до золота?

— Для начала я хочу во что бы то ни стало выиграть чемпионат России, вернуться в сборную и начать выступать на других соревнованиях. Отталкиваюсь я именно от этих мыслей.

А Олимпиада... Хотелось бы, конечно, побороться за то, чтобы попасть в тройку, раз уж мне выпал шанс, который в ближайшие годы навряд ли появится у атлетов ещё раз. У меня в этом отношении как-то всё совпало.

— Имеете в виду окончание дисквалификации, которое позволит вам вернуться к нормальной для спортсмена жизни уже в конце мая?

— Не только. Если бы Олимпиада состоялась в этом году, как это планировалось изначально, я не смог бы выступить на ней, даже если бы не был дисквалифицирован. Слишком много было травм и операций, которые случились в самый неподходящий момент. Лишний год дал мне возможность почти полностью восстановиться.

— Сколько времени, по вашим ощущениям, нужно для того, чтобы выйти на максимальную готовность?

— Это будет зависеть от состояния ног. После второй операции на колене я толком не пробовал прыгать с трамплина. Да и сейчас пока тренируюсь только в спортивном зале: набираю общефизическую форму, поигрываю в футбол, чтобы постепенно нагружать колени, сбрасываю вес. Но мысль, что ноги могут подвести, когда мы начнём тренироваться в бассейне, у меня в голове сидит.

— Всегда считала, что футбол для прыгуна в воду — достаточно опасная вещь...

— Это действительно так. Но я постоянно держу это в голове и играю очень аккуратно. Понимаю, что мне нельзя рисковать. Просто от узкоспециальной нагрузки, когда нет никакого разнообразия, сильно устаёшь. Футбол же даёт очень правильную нагрузку на мышцы ног.

— За то время, что в своей «прошлой» жизни вы не тренировались из-за травм, у вас была возможность понять, что спорт — это крайне эгоистичная профессия, где никто никого не ждёт. Я веду речь о синхронных прыжках, где для вас, несмотря на все завоёванные в этом виде титулы, похоже, уже не найдётся места...

— Разумеется, я понимаю это. Более того, готов к такому развитию событий. Тем более что мой бывший партнёр Женя Кузнецов сказал не так давно в интервью, что намерен заканчивать свою карьеру в паре с Никитой Шлейхером. Я могу его понять, поэтому претендовать на место в синхроне, выбивая тем самым кого-то другого, вообще не собираюсь. Моё дело — выполнять свою работу, и только. А дальше будет видно.

— Способны ли вы усложнить программу на трамплине в сравнении с тем, что показывали раньше?

— Усложнить вряд ли получится. Я и так в своё время выбрал все наиболее сложные варианты существующих прыжков. И не сказал бы, кстати, что за время моего отсутствия прыжки в воду как-то сильно ушли вперёд в плане сложности. Во всяком случае моя прежняя программа сейчас не выглядит слабой: с такими прыжками можно по-прежнему бороться с кем угодно. Поэтому я намерен прежде всего работать над стабильностью. Хотя не исключаю, что откажусь от наиболее сложного из винтовых прыжков — не буду включать в программу 2,5 оборота вперёд с тремя винтами.

— Жаль. Все-таки именно эта комбинация много лет считалась вашей «коронкой».

— Я просто не уверен, что сумею восстановить «три винта» после столь значительного перерыва. Но у меня есть что заявить взамен — я уже думал об этом.
Если поставить в программу тот прыжок, о котором я говорю (1,5 оборота назад из передней стойки с 3,5 винтами. — RT), то в плане коэффициента я теряю 0,4, но могу выиграть в качестве: два года назад я набирал за этот прыжок на чемпионате Европы порядка 90 баллов, и это, как понимаете, очень неплохая сумма.

— А вы уверены в том, что Игры в Токио, ради которых вы затеяли своё возвращение в спорт, вообще состоятся, а не будут отменены окончательно?

— Хороший вопрос, кстати. Но шанс-то есть? И мне хотелось бы попытаться его использовать. А не сожалеть потом всю оставшуюся жизнь о том, что ничего ради этого не сделал.

— Сами-то как считаете, положа руку на сердце: Игры будут?

— Конечно, будут. Надо всегда верить в лучшее, и тогда точно всё сложится хорошо.

— Как, кстати, реагировали ваши близкие на то, что вы решили возобновить серьёзные тренировки и вернуться в сборную?

— Все очень рады.

— Чему именно? Вас ведь снова неделями не будет дома...

— Так, возможно, это всех и радует? А если серьёзно, друзья до сих пор пишут мне всевозможные слова поддержки, да и дома не сомневаются, что всё получится. Дочка Алиса уже в сознательном возрасте, и мне очень хочется, чтобы они с Надей приехали на чемпионат России и увидели, как я прыгаю.
.
— За время пандемии ваш семейный хлебопекарный бизнес не рухнул?

— Немножко пострадал, как и весь частный бизнес в принципе, но в целом мы держимся. Сейчас всё более-менее стабильно. Помимо пекарни, мы с женой открыли ещё и фотостудию. Надя всегда увлекалась фотографией, ещё с детства. Когда мы временно жили в Москве, она закончила очень хорошую элитную фотошколу, затем ещё одну, посещала мастер-классы многих известных мастеров, вот мы и задумались о том, чтобы открыть собственную студию в Саратове. То есть для меня всё происходящее — не тот случай, когда бизнес накрылся и я в отчаянии кинулся обратно в спорт.

— Когда вы планируете начать тренировки в бассейне или поехать куда-то на сборы?

— Я пока толком не могу ничего планировать в этом отношении, поскольку дисквалификация заканчивается только 21 мая. А это накладывает на меня целый ряд ограничений. Тренировочных в том числе.

— Вы уже проинформировали о своём возвращении в спорт Международную федерацию плавания (FINA)?

— Насколько знаю, я должен уведомить об этом FINA за полгода до окончания дисквалификации с тем, чтобы меня снова включили в пул тестирования. На самом деле я не слишком в курсе всех формальностей. Пока лишь сделал первый шаг — подал заявление в Российскую федерацию прыжков в воду. Дальше буду выполнять все необходимые требования по мере их поступления.

— Самый тяжёлый период, связанный с возобновлением нагрузок, у вас уже позади?

— Как раз сейчас его преодолеваю. Сальто назад на земле делаю уже нормально, осталось добраться до трамплина и окончательно понять, на что я способен.

— Но вы же не будете ждать возможности прийти в бассейн до конца мая?

— Не буду. По условиям дисквалификации, я вроде бы могу тренироваться только на коммерческой основе, но такая возможность у меня тоже есть.

— В Саратове существуют коммерческие школы прыжков в воду?

— Одна точно будет в самое ближайшее время — моя. Как раз сейчас я занимаюсь её организацией. Так что до трамплина я всё-таки доберусь.
— Но вы же не станете утверждать, что решили открыть такую школу лишь с тем, чтобы иметь возможность тренироваться во время дисквалификации?

— Нет. Но сама идея, как выяснилось, оказалась очень востребованной. Предварительно я провёл опрос в Instagram, мне ответили более 100 человек, и я понял, что очень многие люди в нашем городе хотели бы научиться прыгать в воду. И речь идёт не только о маленьких детях.

— То есть, если я приеду к вам в Саратов и запишусь на занятия, прыгать научите?

— Обязательно!

Автор: Вайцеховская Елена Сергеевна - Олимпийская чемпионка по прыжкам в воду