• Профессор РГУФКСМиТ Евгения Распопова: Мое поступление в ГЦОЛИФК в семье восприняли как трагедию

Профессор РГУФКСМиТ Евгения Распопова: Мое поступление в ГЦОЛИФК в семье восприняли как трагедию

Детство прошло в коммунальной квартире в старинном пятиэтажном доме на Гоголевском бульваре, 17. Хороший каменный дом. Но условия для жизни были плохие – первый этаж, асфальтовый пол, черная медная ванна, дырки в полу, клопы, мыши, крысы... Шесть семей в квартире, как-то все уживались. Дом стоит до сих пор, но теперь в нашей квартире располагается какая-то организация, а на месте наших окон – ворота гаража.

В детский сад меня не брали, считалось, что у меня высокооплачиваемый отец, в те времена доцент института получал очень большую зарплату. Мне очень хотелось в детский сад, но попала туда только летом перед школой. А до этого со сверстниками удавалось пообщаться только на бульваре.

Родители уделяли мне много внимания, каждое лето мы с ними куда-то ездили. Папа на войне был танкистом и после возвращения с фронта мечтал о мотоцикле, но мама сказала: «Мотоцикл – только через мой труп». Отец сдался – хорошо, тогда купим машину. Он специально подрабатывал на полставки в МАМИ, потом еще заняли по друзьям, накопили девять тысяч рублей и купили маленького «Москвичка» с колесиком сзади. Машина была приметная, зеленого цвета, а колесо сзади папа покрасил с беленьким ободочком. И вот на этой машинке мы ездили двадцать лет. Папа потом посмотрел на нее и сказал – странно, машина все та же, а я совсем другой…

Когда мне было лет 10, стали давать квартиры, и все постепенно разъехались из коммуналки. Папе дали две большие комнаты в трехкомнатной квартире. После 11 квадратных метров это было потрясение!

Но я скучала по Гоголевскому бульвару и по первой школе в Староконюшенном переулке. Школа была необыкновенная – это бывшая мужская гимназия с высокими потолками, витыми лестницами, потрясающий актовый зал – старинный, со сценой.

Потом пошла в стандартную школу на Бауманской, где все собрания проходили в физкультурном зале. Спрашиваю девочек, где тут актовый зал, они – а что это такое? Зато преподаватели у нас были отличные – это была базовая школа при МАПИ, и все учителя были доцентами областного педагогического института. И школа была очень «сильная», из семи выпускных классов только один человек не поступил в вуз.

Детство делится на две части – до прыжков в воду и после. До сих пор помню, как впервые пришла в бассейн. Я всегда хотела заниматься спортом, но была слабенькой, наверное, из-за плохих условий, в которых жила в детстве, переболела всеми инфекционными болезнями, какие только были.

У нас в школе одна девочка ходила в бассейн на Мироновскую, и я все просила – Надь, ну возьми меня с собой! Она – нет, тебя не возьмут, у тебя икры слабые! Но все-таки договорилась с тренером, говорит – поехали, тебя ждут! Я позвонила маме и долго металась между телефоном и дедушкой, который со мной сидел, стояла перед ним на коленях – дедушка, ну отвези меня в бассейн!

На тренировку мы опоздали, Надя убежала, мы сели на трибуне. Потом дедушке надоело, он говорит – или мы уходим, или ты идешь к тренеру и записываешься. Он все время развивал во мне самостоятельность. Хочешь купить зефир? Вот тебе 22 копейки, иди сама покупай.

Помню, вдалеке стоит тренер – в синих шерстяных брюках, в синей полосатой маечке и в белых кроссовках «Пума», тогда кроссовки еще никто не носил. Она у меня перед глазами до сих пор. Говорю – тетенька, запишите меня в бассейн! На вопрос, чем хочу заниматься, ответила наобум – художественным плаванием. Она говорит – у нас художественного плавания нет, а на прыжки в воду хочешь? Я о них не слышала ни разу, но раз «в воду», говорю – да, хочу! Мне главное было до воды дорваться.

Тренер посмотрела на меня, говорит – девочка, сними туфельку, натяни носочек. А у меня ножка была балетная, я ее как натянула, она меня хвать за руку – а ты с кем пришла? Подошел дедушка, договорились. Так я и познакомилась со своим тренером, дружили с ней почти всю жизнь.

Я была грибом-переростком, мне уже было 11 лет, сверстники имели первый разряд. Но за два-три года догнала, прыгала прилично, говорят – красиво. Но бывало тяжело, иногда хотелось бросить занятия, особенно в подростковом возрасте. Это, кстати, распространенное явление – в 14-16 лет многие уходят из спорта или занимаются не так активно. Но папа сказал: «Ну нет уж, зря я, что ли, тебя три года возил! Вот норматив мастера спорта выполнишь, тогда бросай»! А когда допрыгалась до мастера спорта и выиграла Первенство СССР, бросать расхотелось – самое страшное позади.

Мое поступление в ГЦОЛИФК в семье восприняли как трагедию. Мама – библиограф во Всесоюзной книжной палате, папа – доцент МВТУ, в нашем доме жила вся профессура МВТУ, и все дети, естественно, поступали в МВТУ. И только Женя – в Институт физкультуры. Мама причитала, что это позор семьи, а папа сказал: «Кем бы ни быть, но быть вполне!» Он вообще считал, что главное в жизни – правильно выбрать специальность и спутника жизни. Со специальностью у меня все удачно получилось, а вот со спутниками жизни – не очень.

Учиться в ГЦОЛИФКе мне очень нравилось, педагоги были замечательные. Физиологию у нас преподавал Цыганков, анатомию – сам Иваницкий. Плавание у меня вели Лидия Сергеевна Второва и Валентин Иванович Маслов. А мою специализацию – легендарная Серафима Павловна Ефимова, чемпион СССР по прыжкам в воду и рекордсмен по прыжкам с парашютом.

Мои преподаватели считали, что свою специальность учащиеся должны знать только на «пять» – другой оценки не было. Если приходишь и мямлишь, тебе тройку никто не поставит, говорят – приходи завтра. И пока все не выучишь на пятерку, зачет не получишь.

И сама я стремлюсь не только научить специальности, но и воспитать студентов достойными людьми. Разговариваем с ними о жизни. Если у них какие-то проблемы – стараюсь поддержать. Даже, бывало, деньгами помогала, особенно в девяностые годы. А вот от бездельников, которые не хотят учиться, я избавляюсь.

Все выпускники у меня в друзьях. Поддерживаем отношения, редко кто «отрывается» и забывает, в основном все вспоминают с благодарностью. 

На своих достижениях не зацикливаюсь. Достигла чего-то – идем дальше. Самое главное достижение – ученая степень, все остальное – этапы большого пути. Выиграла, не выиграла – это смешно! Приятно, конечно, но для меня это ерунда.

Занимаюсь прыжками в воду как ветеран – это для себя, чтобы двигаться, не стареть. Ветеранские соревнования мотивируют заниматься ежедневно, чтобы не терять физическую кондицию и не опозориться на выступлениях.

Когда была маленькой, мой день рождения отмечался где-то между Харьковом и Курском – мы как раз ехали на юг. И праздник заключался в том, что мы обедали в ресторане, а не в столовой. Ну, и покупали мне какую-то игрушку…

Сейчас свой день рождения стараюсь отмечать в кругу своих близких – две двоюродные сестры и моя подруга, у нас рядом дачи. И сын поздравляет. Он довольно известный телеведущий, работает на «Москва-24». Но вот на следующий год мне будет семьдесят, нужно всех собрать. Буду копить деньги и закачу большой банкет. Приглашу всех прыгунов, всех родственников – всех приглашу! 

Источник